Интервью с Оливией Уайлд

Интервью с Оливией Уайлд и Тао Русполи в итальянском журнале: "A" Magazine n°50 (17 декабря 2009)

Оливия Уайлд и Тао Русполи

Оливия Уайлд - доктор Тринадцать в "Докторе Хаусе".
Тао Русполи - наследник одного из древнейших родов римской аристократии.

С некоторых пор в Лос-Анджелесе каждый, кто встречает Оливию Уайлд, доктора "Тринадцать" в сериале "Доктор Хаус", непременно спрашивает ее с долей благоговения: "Должен ли я называть вас принцессой?". И это не потому что в последнем ее фильме "Начало Времен", который вышел в Италии в прошлом году, она играет роль библейской доисторической принцессы Инанны. А потому, что она замужем за Тао Русполи, потомком одного из древнейших аристократических римских родов, сыном дона Алессандро "Дадо" Русполи, девятого принца Черветерского, тринадцатого графа Виньянелльского, который в начале 60-х был типичным представителем богемы, ведущей "сладкую жизнь" (Dolce Vita), а умер в 2005 году в возрасте 80 лет.

Действительно ли Вас можно назвать принцессой?

Оливия: О, нет [смеется], и вы туда же, пожалуйста, не надо".
Тао: Здесь в США, когда говоришь "принц", люди тут же думают, что ты сын короля. Приходится объяснять.

Поговорим немного о ваших именах. Тао - это псевдоним или настоящее имя?

Т.: Нет, это настоящее. Я родился в Таиланде. Мой отец увлекался философией даосизма и отсюда мое имя.

В то же время настоящее имя Оливии Уайлд - Оливия Джейн Кокбёрн. Почему вы выбрали псевдоним Уайлд? Дань уважения Оскару Уайльду?

О.: Именно. Оскар Уайльд для меня художественная легенда. Потом, я происхожу из семьи писателей и журналистов со старой традицией выдуманных имен. Мой дедушка Клод часто использовал псевдоним: Франк Питкейрн, например, когда он писал для Daily Worker , а когда писал роман "Победи дьявола" (Beat the Devil), по которому потом написал сценарий Труман Капоте для фильма Джона Хьюстона с Хамфри Богартом в главной роли, он был Джеймсом Хелвиком. Псевдоним "Beat the devil" впоследствии использовал мой отец для своей рубрики в The Nation. С детства я считала, что использовать другое имя - это что-то очень романтичное, и когда я начала работать в мире сцены, я захотела создать себе свою собственную личность.

Какое у вас было детство?

Т.: Мои родители переехали из Таиланда в Рим через пару месяцев после моего рождения. Я прожил там до 8 лет, а когда мои родители расстались, я переехал сюда в Лос-Анжелес со своей матерью и братом. Однако каждое лето я проводил в Виньянелло в замке: два месяца волшебства. Я окончил университет в Беркли, получил диплом по философии, начал снимать кино и вот уже 10 лет занимаюсь документальными фильмами и фотографией.
О.: Я выросла в семье интеллектуалов с восточного побережья. Дом посещали писатели, журналисты, люди искусства, ученые. Я выросла с уверенностью, что если захотеть, можно стать кем угодно.

Говорят, что когда ты была девочкой, ты была настоящим стихийным бедствием?

О.: Да ладно, я не была настолько ужасна. Конечно, я была немного слишком мелодраматична для обычного подростка. Прирожденная актриса, как говорили в семье. Однажды летом, когда я была в Ирландии, мне было где-то 11 лет, и я увидела группу людей с выбритым затылком и решила, что это "круто". Я тоже побрилась на лысо, и это было ужасно: мне пришлось ждать 6 месяцев, пока волосы не отросли. Позже, да, это правда, что только я не пробовала: и тату, и пирсинг. Ребячество.

Сейчас Оливия и Тао живут в Венеции, шт. Калифорния, в современном лофте, окруженном небольшими тропическими джунглями недалеко от зоны каналов, рядом со старинным дворцом, бывшей ратушей, который занимает легендарный фонд Beyond Baroque, один из самых важных литературных центров западного побережья.

Оба предпочитают старинные автомобили: Оливия - Chevy Biscayne первой серии 1958 года, Тао - Thunderbird с откидным верхом 59-го года, но он также владелец школьного автобуса Chevy BluBird 1894, настоящего действующего школьного автобуса, снабженного киностудией, который припаркован позади знаменитого Rose Cafe, калифорнийской версии парижского кафе Рив Гош. Этот автобус сыграл важную роль, так как благодаря нему Тао и Оливия встретились и поженились. Вот так.

В Беркли Тао приходит озарение, что можно применять экзистенциальную философию в кино. Сначала он работает ассистентом Витторио Стораро, потом переходит к сотрудничеству со сценаристом Копполы. Происходит цифровая революция, и у Тао появляется возможность показать на практике то, что теоретически доказывал друг его отца Жан Кокто: то, что кино теперь может быть малобюджетным. В 2000 г. он организовывает общество артистов (LAFCO), которое размещается, как раз в том самом автобусе, приобретенном на eBay, переделанном в микроквартиру - ее Тао разделяет с Диего, симпатичным немного толстоватым бульдогом. Автобус снабжен сверхсовременным оборудованием для монтажа, пост продакшн, записи и хранения. Журналист британского Guardian, Дункан Кэмпбелл узнал об этом автобусе и написал о нем в своем журнале. Дункан и Александр Кокбёрн (отец Оливии Уайлд), который как раз в эти дни переехал в Лос-Анджелес по работе - друзья. Отец просит Дункана познакомить Оливию с интересными людьми, и кто мог быть более интересным, чем этот молодой независимый аристократ, ведущий богемный образ жизни?

О.: Все, что я знала о Тао, это то, что он жил в автобусе, с помощью которого делал документальные фильмы редкого качества. Это мне показалось очень романтичным.
Т.: Оливия жила в крошечном домике в Санта Монике, но, в конечном счете, переехала в автобус.
О.: Где, после шести месяцев мы тайно поженились в присутствии только мирового судьи и двух свидетелей. Мои родители ничего не знали.
Т.: Мы пытались сохранить это в секрете подольше, но так как они оба пытливые журналисты, то они сразу все поняли.

И когда они поняли, то что?

О.: Их единственный комментарий был, буквально: "оптимистическое решение в пессимистические времена".

Какой была жизнь в автобусе?

Т. Ну, кроме электрического оборудования там ничего не было. Ни ванной, ни кухни. Поэтому автобус и был припаркован около Rose Cafe: мы там питались каждый день. Один мой друг, владелец многоэтажного офисного дома прямо неподалеку, давал нам пользоваться его ванной.

А как вы, Оливия, узнали о том, что Тао - настоящий принц?

О.: Я узнала, когда он мне показал документальный фильм о его отце. Невероятная история семьи.

А как вы, Тао, сделали предложение Оливии выйти за вас замуж? Встав на колено, как в американских фильмах?

Т.: Нет (его лицо приобретает неуверенное выражение). А что, в Италии не встают на колено?

Объясняем ему, что у зрителей существует этот немного глупый голливудский стереотип.

Многие кино-работы Тао Русполи касаются проблемы наркотиков, так, например, его последний фильм "Фикс" (Fix) и, главным образом, "Просто скажи Знаю" (Just say Know), в названии которого присутствует игра слов: слово "know" (знаю) созвучно "no" (нет), таким образом, смысл фразы "скажи нет" наркотикам звучит как "скажи знаю" проблеме наркотиков. Этот поразительный документальный фильм рассказывает о наркозависимости некоторых членов его семьи, начиная с отца, принца Алессандро, который признается, что 45 лет курил опиум, а также о младшем брате Бартоломео, у которого проблемы с героином и их общей матери, австрийской актрисе Дебре Бергер, которая прямо перед камерой сына рассказывает о том, что начала принимать наркотики с 12 лет.

А у вас были с этим проблемы?

Т.: Нет, потому что у меня много увлечений, которые дают мне удовольствие, и я не хочу терять свое время зря. Я видел, как напрасно тратится жизнь и время в привычке к наркотикам, и стал особенно следить за тем, чтобы не поддаться.
О.: Нет, у меня не было подобного опыта. Я знала об этой проблеме в его семье. Я видела фильм, и мы говорили о нем много и долго.

Вы оба интересуетесь политикой. Вы ведь работали в выборной кампании Барака Обамы, не так ли?

Т.: Оливия была очень сильна вовлечена. Мы познакомились с Обамой еще в ту пору, когда он приехал в Голливуд, чтобы найти поддержку среди актеров.
О.: Я была публичным лицом в одном ролике, касающемся медицинской реформы, предложенной Обамой. Он транслировался в интернете.

Вас выбрали из-за того, что вы играете роль в "Докторе Хаусе"?

О.: Возможно, им нужно было призвать людей также с помощью этой виртуальной связи. Что я точно могу сказать, так это то, что когда работаешь в этом сериале, у тебя возрастает уважение к врачам, к их работе. И вместе с этим возрастает чувство стыда за то, что в Соединенных Штатах не все имеют право на медицинскую помощь. Это не гуманно.

Последний вопрос. Недавно Вы были названы "самой сексуальной женщиной мира". Какой была реакция Тао? Он был горд или начал ревновать?

О.: Он просто сказал: я это знал.